Великая и могучая русская литература в глубоком афедроне

Вєнєдікт Абрамовіч: Как ето сказано в Блока: “Вєліка Росія, а ідті нєкуда…”.
Свирид Свиридович: Магія слова, батенька!..

© Лесь Подерев»янський

Сегодня, для разнообразия, предлагаю поговорить о жопе. Ой, простите… Об афедроне, конечно, и о культуре и о литературе. Слава богу, не о нашей. О россиянской.

Честно, это настолько глупо, что об этом всерьёз говорить не возможно, но стоит, исключительно, дабы оценить градус  накала идиотии в современной русской литературе и культуре.

Краткая справочка, если кто не в курсах. Для затравки и понимания о чём речь, так сказать.

В сопредельной КУЛтурной России есть такая литературная премия называется «Букер» Это не какая-то фигня присуждаемая писателЯми друг другу от скуки – это ОЧЕНЬ серьёзная литературная премия.

«Букер» или «Русский Букер» — это аналог одноимённой британской высшей литературной награды. Цитирую с официального сайта:

«Премия «Русский Букер» основана в 1991 г. как первая негосударственная премия в России после 1917 г. Присуждаемая ежегодно за лучший роман года на русском языке, она завоевала и сохраняет репутацию самой престижной литературной премии страны. Цель премии — привлечь внимание читающей публики к серьезной прозе, обеспечить коммерческий успех книг, утверждающих традиционную для русской литературы гуманистическую систему ценностей

Ну, что, комраден, прониклись духом гуманистической системы ценностей? Готовы приникнуть страждущими губами к источнику ПО НАСТОЯЩЕМУ прекрасного? Тогда пристегните ремни. Встречайте, лауреат самой престижной премии в русской литературе за 2010 год, Елена Колядина и её шедевральный роман «Цветочный Крест»!!!

Вкратце сюжет сего эпохального произведения:

«Действие происходит в 1674 году. Главный герой произведения, 21-летний священнослужитель отец Логгин, приезжает в Тотьму с намерением перевоспитать паству, верующую в леших, банников и прочие языческие предрассудки. Логгин, ослепленный красотой одной из прихожанок, Феодосьи, решает сделать ее самой праведной. Но когда Феодосье стали поклоняться как человеку, который может совершать чудеса, священник отправляет ее на костер, обвинив в колдовстве.»

Роман, ясен пончик, о любви и сексе. Но на популярном нонче «этническом» и «историческом» материале. На сколько гениален текст можете оценить сами. Это просто песня:

«— В афедрон не давала ли?.. Задавши сей неожиданно вырвавшийся вопрос, отец Логгин смешался. И зачем он спросил про афедрон?! Но слово это так нравилось двадцатиоднолетнему отцу Логгину, так отличало его от темной паствы, знать не знающей, что для подперделки, подбзделки, срачницы, жопы и охода есть грамотное, благолепное и благообразное наречие — «афедрон». В том мудрость Божья, что для каждого, даже самого грешного члена мужеского и женского, скотского и птицкого, сотворил Господь, изыскав время, божеское название в противовес дьявольскому. Срака — от лукавого. От Бога — афедрон!»

«Ежели нет у Господа срама, то как он до двенадцати лет, пока с матерью жил, мочу сцал? Али была елда у отрока, а у мужа отпала вместе с муде? Где тогда мощи его, срамные, хранятся? Вот бы приложиться! Али с собой на небеса унес? А ежели я на причастие срам Господен вкушу, будет ли в том грех? Или у Господа уды безгреховные?..»

«Вот ночью темной стучится к нему мужатая жена от дряхлого мужа, просит зело вящей колотьбы. Митрошка вверг мужатице злострастной первый уд, принялся скокотать до истяцания, потом второй мехирь вторгнул, опять начал колотьбу, а потом и думает: дай-ка понюхаю женску дежу, не из нее ли злосмрадие по всей избе идет? Сунул язык и ну нюхать по лядвиям, по стегнам, по подпушью!»

Каково, а??? Как по мне так, как говаривал товарищ Сталин – эта штука посильнее, чем «Фауст» Гётте будет…

Что же сподвигло эту оригинальную на всю голову женщину к написанию столь мощного произведения? Как рассказывает она сама, это:

«В 1995 году я стала автором журнала «Космополитен» и увлеклась феминизмом, стала собирать литературу на эту тему. Мне всегда хотелось написать о любви и сексе, но, к сожалению, в современном русском языке нет подходящих слов, кроме неприличных и медицинских терминов. И когда я увидела, что в допетровской Руси много нужных слов, никого не оскорбляющих, я начала писать это произведение. Однажды купила книгу о ведьмах. Там была историческая информация об осужденной колдунье Феодосии в городе Тотьма. Эта информация и стала толчком к написанию этого романа».

Не правда ли, великая миссия? Обогатить русский язык, в котором, оказывается, бляха муха,  нет подходящих слов, дабы повествовать о любви и сексе!  Атас…

Искренне считаю, что любой здравомыслящий индивид, прочитав сей опус, (с полным текстом «романа» можно ознакомится здесь) поймёт, что это крутой бред полная ахинея, забавный винегрет, который можно употребить. Если, конечно, не боитесь проблеваться и имеете крепкий желудок. Чисто по приколу, можно, к примеру, поупражняться, разбирая его на составные части и ухохатываясь, находя ляпы, ошибки, неточности и просто откровенное гониво автора.

Я поначалу тоже принял всё это за лихой стёб. Такая себе крутая ирония. Особый её подвид. Типа новое слово в литературе. Эдакое «стилистическое фэнтази», виртуозная сатира на убогую эротику в современной русскоязычной литературе и саркастический ответ массовому увлечению псевдоисторическими романами, тупыми и примитивными.

А ни хрена подобного. Я ошибся. ОНА ЭТО ВСЁ СЕРЬЁЗНО! Истребитель мне в ангар…




Елена Колядина — лауреат премии «Русский Букер»

Ну, конечно, я понимаю. Тётка ВДРУГ проснулась знаменитой. Слава бьёт в голову очень интенсивно. Она уже искренне мнит себя литературным наследием для потомков. Верит в то, что её детищем будут зачитываться деятели мировой культуры.

В принципе ничего страшного в этом нет. Такого говна необъятные афедроны наших коммерческих издательств извергают  достаточно. Как диагноз личности – острая форма графомании, отягощённая климаксом. Тётю Лену можно по-хорошему пожалеть. Но то, что ей дают за ЭТО высшую литературную премию страны… Это тоже ДИАГНОЗ. Только не диагноз личности, а диагноз ОБЩЕСТВА. Одичание, отупение и погружение в глубокий афедрон.

Как говорится — всё познаётся в сравнении. Глядя на Лену Колядину понимаешь, что нам ЕСТЬ ЧЕМ ГОРДИТЬСЯ в плане литературы, пся крев!

ЗЫ. За свой опус Колядина уже получила 600 000 не облагаемых налогами рубликов. Этническую порно-эпопею напечатают в АСТ.

ЗЫ. ЗЫ. Предлагаю инициировать создание комитета, который будет собирать подписи и заниматься выдвижением Ирэны Карпы на Нобелевскую премию по литературе. Ирэночка такая умничка ведь… 

On 1st-ua.com

Бог детства. Reverse side

У каждого из нас есть люди, которые в детские годы, в период формирования личности, оказали на нас большое влияние. И есть такие книги. Для Вашего покорного слуги этим человеком был Джеральд Даррелл. И Мир его книг. Мне сложно даже переоценить влияние его на формирование меня-такого-какой-я-есть-сейчас. Фактически, Даррелл  сделал из меня человека. Первая книга «Гончие Бафута» была прочитана лет в одиннадцать, приблизительно, точнее не припомню. Но, возраст как раз то, что надо. Позже было найдено, и прочитано-зачитано до дыр (некоторые до 10 раз) абсолютно всё, что издано на русском языке. Но та, первая произвела неизгладимое впечатление. Она, конечно, упала уже на благодатную почву. Я читать-то учился по «Рассказам о животных» Сетона – Томпсона, и  уже в то время был помешан на собирании под крышу дома своего всевозможной живности всех калибров и разновидностей. И тут…  Вот же оно! Откровение. Оказывается, есть такой человек как я! И не просто человек, а Человечище. Удивительный, неповторимый, невероятный, волшебный, полусказочный дядька, который мотается по всему миру, собирает животных, помогает им, и у которого свой зоопарк. Он живёт этим. Меня это совершенно поразило. Человек с судьбой-мечтой. Он заворожил меня, очаровал. Книги его поглотили меня без остатка. Я хотел быть как он. Фактически я хотел быть им. Быть Дарреллом. В то время для меня он был всем. Другом (тому способствовал волшебный мир книг о Корфу, типа «Моя семья и другие звери», где Джерри был моим ровесником), учителем, наставником,  практически  полубогом. Я бредил путешествиями с Дарреллом и собственными зоопарками. Короче, мировоззрение и моя система ценностей была во многом сформирована им. Когда я чуток подрос, лет в пятнадцать-шестнадцать,  у меня созрело решение по окончании школы всенепременно отправиться на остров Джерси работать у Даррелла в зоопарке. Я стал писать ему письма. Поскольку английского я тогда путём (как, собственно, и сейчас) не знал, то писал я их со словарём. Можете представить себе эту эпистолярию.  Но… Чудо свершилось. Вероятно, я очень сильно верил в него. Непонятно каким мистическим образом, но мои чукотские каракули кто-то там таки разобрал. И уже на второе моё письмо мне ответили. Не сам Даррелл, конечно,  а его секретарь. Джеральд в то время уже был тяжело болен и лежал в больнице. Но, ОТВЕТИЛИ. Потом ещё и ещё. Естественно, очень мягко сказали, что они рады будут меня видеть. Лет через пять – шесть, когда я подучусь. Но счастью моему не было тогда предела. Уже потом после смерти Даррелла в 1995 году, его жена Ли Даррелл прислала мне на Рождество открытку, не печатную, а написанную своей рукой. До сих пор это самые тёплые пожелания счастья на Рождество в моей жизни…

К чему я это всё вообще веду? А к тому, что нет для меня светлее, добрее и удивительнее человека, чем Джеральд Даррелл. Это личность потрясающая, такой себе глобальный зверский папка. Бескорыстный спасатель всего живого, человек, опередивший время. Эдакий круглогодичный  Саната-Клаус, объединяющий в одном флаконе Мать Терезу, Деда Мазая  с  Доктором Айболитом, библейского Ноя с современным ученым-практиком, писателя-натуралиста с веселым и живым рассказчиком. У Даррелла было удивительное тонкое, искрящееся и ироничное чувство юмора, коим он безапелляционно очаровывал каждого своего читателя. Его вклад в дело сохранения всего живого на Земле переоценить невозможно. Он создал новую концепцию охраны природы вообще. Он любил животных не за приносимую ими пользу, а просто потому, что они неповторимые творения природы, чему и учил всех через свои книги и фильмы, в которые он вложил всю силу своего таланта. Он всегда учил доброте и отзывчивости. Тому, чего сейчас так не хватает. Пытался донести это КАЖДОМУ. Таким я его знал, любил и уважал всегда.

И вот недавно попадает в мои руки книга Дугласа Боттинга «Джеральд Даррелл: Путешествие в Эдвенчер» (В оригинале «Джеральд Даррелл: Авторизованная биография», какого хрена было чудакам из ЭКСМО перевирать название, понятия не имею, но у нас это любят). Скажу сразу, читать брался с некоторой опаской, ибо о книге уже был наслышан.

Дабы не растекаться мысью по древу скажу однозначно, книга потрясла. Боттингу удалось создать труд фундаментальный, по-своему уникальный и в то же время живой и очень легко читающийся. Что немаловажно. Дуглас, конечно, приступами скромности не страдает, что в книге отчётливо видно. Но он заслужил. Парень молодец. Написать биографию человека, все более чем тридцать книг которого по сути дела и есть сплошная автобиография, это я Вам скажу не фунт изюма, а архисложная задача. Но Боттинг справился. За что ему наши решпект и уважуха. Доступ Дугласа к документам богатейшего архива учёного и писателя, к личной и деловой переписке Даррелла, его путевым и приватным дневникам; наброскам и фрагментам, и многому-многому другому из его эпистолярного и творческого наследия  сделали своё дело. В книге мы видим Джеральда Даррелла изнутри. С другой стороны. Полный срыв покровов, так сказать…

В Мирах книг моего детства Даррелл вечно весёлый, никогда не унывающий, жизнерадостный, светлый и невероятно энергичный добрейший дядька.

Углубившись в биографию Боттинга мы увидим совершенно другого Джеральда Даррелла…

Даррелл пьёт, и сильно пьёт, сидит на транквилизаторах, лежит в клиниках, после нервных срывов. Его близким не всегда легко с ним, и это мягко говоря, особенно его первой жене Джекки. И с женщинами погулять, Джерри тоже очень даже не дурак. Здоровье его расшатано, он совсем не такой уж оптимист, а скорее сомневающийся во всём пессимист. Да и книги он вообще не любит писать. А пишет в большинстве своём из-за денег. Ибо эти деньги он постоянно должен. И над ним маячат кредиторы.

Шокировало ли меня всё это? Ничуть. Конечно, я совершенно по-другому взглянул на Даррелла. Но это не оттолкнуло, а только сделало его ближе. В который раз. Я понял его по-настоящему только теперь.

Живой человек. С богатейшим внутренним миром. Со своими сомнениями, тревогами, страхами и проблемами. Противоречивый. Сильный, но со своими слабостями и загонами. Как все мы. Пить он начал во время своих бесконечных путешествий. Иногда в тропиках это просто жизненно необходимо. Здоровье и нервную систему он подорвал там же. И во время создания зоопарка и треста. Все деньги, кредиты и гонорары он тратил на это. Тяжело представить даже насколько титанический это был труд, и СКОЛЬКО этот человек тянул на своих плечах. Какое количество жизненной энергии он в это вложил. Всего себя. Но он не мог иначе. Джеральд просто обожал всё живое, и не мог смириться с тем, как варварски относится Сапиенс к природе. Топчет её. На протяжении многих лет он пытался изменить ситуацию в мире, и ему это, во многом удалось,  столько, сколько сделал Даррелл, мало кто сделал вообще, но в этой борьбе его физические и моральные силы были подорваны.

Он жил на полную катушку. На износ. Он был и остаётся ярчайшей личностью современности. Не смотря ни на что.

Я искренне рекомендую всем, кто читал Даррелла в детстве обязательно прочесть эту книгу. Взгляд с другой стороны перевернёт всё. Но вы ПОЙМЁТЕ и ПРОЧУВСТВУЕТЕ чем жил этот великий человек. Это дорогого стоит. Уверяю Вас, комраден. Книга Боттинга нужная. Меня коробит от писка некоторых незамутнённых особ, которые после прочтения норовят рухнуть в обморок:

«Ах, какой кошмар, он был алкоголиком, он завтракал пинтой «Гиннесса»! Как же это ужасно!»

Ну и что? Что из того, что практически всё Даррелл написал «под градусом»? Его книги, они что становятся от этого менее гениальными, феноменальными, блестящими, позитивными, меньше несут добро и желание сострадать в этом пустом бездушном мире меркантильных каменных джунглей? Нет! Мир книг Даррелла остаётся Миром книг Даррелла. Навсегда. Согревающим Души. Пробуждающим лучшие чувства. Правильным. Каким бы автор этих книг не был. Он светлый человек. И всё, что он делал, было светлым. Читайте книгу Боттинга. Не пожалеете. Вы переживёте печаль, радость, страх и восторг, сомнения,  победы и поражения Джеральда Даррелла. Но, взглянёте на всё изнутри. Ведь всё это и есть жизнь.

P.S. Мне грустно, плохо, и ужасно на Душе. Я подхожу к книжной полке и снимаю с неё маленькую потрёпанную книжицу в мягкой обложке. Раскрываю её и вдыхаю запах её пожелтевших страниц. Они пахнут детством, спокойствием, миром и счастьем. Становится легче. Теплее… Чин-чин, Джерри, пусть на Той Стороне твой утренний «Гиннесс» будет классным. Спасибо тебе за всё…

Если у меня будут дети, они тоже будут читать книги Даррелла. ОБЯЗАТЕЛЬНО. Потому, что я хочу, чтобы, когда они вырастут, и им вдруг взгрустнется, они тоже смогли вот так же подойти к полке, раскрыть любимую книгу и вдохнуть запах жёлтых страниц…

P.S. P.S. Здесь отлична подборка фотографий Дональда Сухарека для журнала «Лайф» сделанных во время той самой поездки Даррелла в Камерун в Бафут (для ценителей).

On 1st-ua.com

Джордж Бернард Шоу на линии

 Намедни пережил неожиданно острый приступ тяги к                разумному-доброму-вечному. Купировать его удалось только сильно действующим средством. Пришлось зачитать классика английской и мировой литературы — Джорджа Бернарда Шоу.

 Не перестаю удивляться, насколько всё-таки матёрый человечище был! Умный, тонкий, остроумный, ироничный. Аристократ до мозга кости и мудрый философ. Ни на грамм не утративший актуальности по сей день. Да о чём я говорю – просто ГЕНИЙ.

 Вот, надёргал немножко тезисно особо понравившихся  умных мыслей классика. Приобщайтесь, дамы и господа!

  Алкоголь — это анестезия, позволяющая перенести операцию под названием жизнь.

 Разумный человек приспособляется к миру; неразумный пытается приспособить мир к себе. Поэтому прогресс всегда зависит от неразумных.

 Знатоки женщин редко склонны к оптимизму.

 Всегда лучше сохраняется в тайне то, о чем все догадываются.

 Брак — это союз между мужчиной, который не может спать при закрытом окне, и женщиной, которая не может спать при открытом окне.

 Ничто на свете так не оскорбительно, как безукоризненная вежливость с теми, с кем прежде был на короткой ноге.

 Тот, кто умеет, тот делает, кто не умеет — тот учит других.

 Есть великие люди среди маленьких людей и есть великие люди среди великих людей.

 Демократия — это когда власти уже не назначаются горсткой развращенных, а выбираются невежественным большинством.

 Демократия есть механизм, гарантирующий, что нами управляют не лучше, чем мы того заслуживаем.

 Только дурак может праздновать годы приближения смерти. ( о дне рождения)

 Недоверчивость — мудрость дурака.

 Все мужчины одинаковы перед женщиной, которой они восхищаются.

 Картина, которую хвалят больше, чем десять процентов публики, подлежит сожжению.

 Если у вас есть яблоко и у меня есть яблоко, и если мы обмениваемся этими яблоками, то у вас и у меня остается по одному яблоку. А если у вас есть идея и у меня есть идея и мы обмениваемся идеями, то у каждого из нас будет по две идеи.

 Люди только тогда сообщают нам интересные сведения, когда мы им противоречим.

 Людям льстит уже то, что их считают достойными лести.

 Мода — это управляемая эпидемия.

 Молчание — самое совершенное выражение презрения.

 Мученичество — единственный способ прославиться, не имея для этого никаких данных.

 Патриотизм: убеждение, что твоя страна лучше других потому, что именно ты в ней родился.

 Идеальная любовь возможна только по переписке.

 Развитие — процесс подсознательный, который сразу же прекращается, когда о нем начинают думать.

 Свобода означает ответственность. Вот почему большинство людей боится свободы.

 Мы не имеем права потреблять счастье, не производя его.

 Танцы — перпендикулярное выражение горизонтальных желаний.

 То, что мы называем успехом, в действительности является компенсацией всякого человека, который обделен талантом.

 Мы все — рабы того лучшего, что внутри нас, и того худшего, что снаружи.

 Люди никогда не взрослеют. Они просто учатся вести себя на людях.

 Идеальный муж — это мужчина, считающий,  что у него идеальная жена!

 Я давно понял, что не стоит бороться со свиньями. Можно испачкаться, и, к тому же, доставить им удовольствие.

 Тот, кто никогда не надеялся не может отчаяться.

 Золотое правило гласит, что нет золотых правил.

 Читайте иногда классиков, комраден, это здорово прочищает мозги. 

Основное условие существования жизни

 Куда бы ты ни отправился — ты всюду будешь обязан выполнять работу, которую считаешь неправильной. Это основное условие существования жизни, тебя всегда будут принуждать насиловать собственную совесть. В определенные моменты каждое живое создание обязано так поступать. Это всеобщий мрак, крушение мироздания; проклятие в действии, проклятие, которое лежит на всей жизни. В любой точке Вселенной.

© Филип Кинред Дик.

Трупы, кровь, каннибалы, секс и добрый сказочник Шарль Перро


На самом деле красная шапочка у Красной Шапочки была серая. Из волка. Просто носила она её мясом наружу…

Сегодня, уважаемые камрады, будем производить срыв покровов с самого святого. С нашего с Вами детства. И именно со старых добрых сказок…

 Кто же не любил в детстве сказок? А особенно сказок страшных. Таких, чтоб скукожиться под одеялом, и нервно теребить край подушки, внимая вкрадчивому бабушкиному голосу…

 Я, к примеру, очень даже любил. Всякие там сказки народов мира, с аборигенными ужастями, и, само собой разумеется, сказки признанных корифеев жанра. Таких, как добрый дядька со смешной для детского уха фамилией – Перро. Мы все выросли на его сказках. По крайней мере, несколько поколений советских детей это уж точно. Но… Не всё, оказывается, с товарищем Шарлем так просто.

 Вам не приходило в голову, что до того как над сказками поработала наша доблестная советская редактура и надмозги-переводчики они имели, мягко говоря, несколько иной вид? На деле авторская версия историй знаменитого француза  нихрена неизвестна широкому кругу читателей. То, что нам читали бабушки перед сном вовсе не оригинальные произведения, а тщательно переработанный и отретушированный пересказ (весьма вольный) жестоких в своей нравоучительности сказок для взрослых, многие из которых лишены привычных нам с детства счастливых концов. Более того, их автор – вовсе не тот человек, чье имя значится на обложке.

 Одно из немногих изданий сказок господина Перро, предназначенное для взрослых, было выпущено недавно Санкт-Петербургским издательством «Азбука-классика». Детской книгу я бы не назвал: в мягкой обложке, почти без картинок (лишь перед каждой сказкой размещены известные гравюры Гюстава Доре). Современного ребёнка такое не воодушевит.

 Нас же, камрадов со вполне сформировавшейся психикой, заинтересуют не столько сами сказки, сколько послесловие к ним, написанное Галиной Соловьевой. Именно оттуда мы и сможет почерпнуть полезную, и интересную инфу. Например, то, что знаменитых «Спящую красавицу», «Кота в сапогах» и «Красную Шапочку» написал ни фига не Шарль Перро – советник короля, главный инспектор построек (при его участии строили Версаль), а также руководитель Малой академии и контролер за работой королевских мануфактур мебели и гобеленов. Хотя господин советник и написал три стихотворные сказки («Гризельда», «Потешные желания» и «Ослиная шкура»), авторство главных фигурантов детских хит-парадов всех времён и народов принадлежит его семнадцатилетнему сыну Пьеру. Вот так. Впрочем, не будем сразу рубить с плеча, и обвинять Шарля Перро в плагиате. По ходу он был не кем иным как  редактором и, говоря на модерновой шоубизовской фене, продюсером  сына, а непонятки с авторством, были допущены уже после смерти обоих Перро (сына – в 1700 году, отца – в 1703−м). И все эти казусы,  как не трудно догадаться, дело рук издателей.

 Особенная фишка книги – это комментарии к сказкам, составленные все той же Галиной Соловьевой. В них добросовестно указаны возможные предшественники сюжетов и образов, фигурирующих у Перро, и новшества, привнесенные писателем (вернее писателями). Так, сказки о небольшого ума девочке, которая в одиночку тусит по дремучему лесу, кишащему волчарами, и идет навестить бабушку, имели место быть в целом ряде стран старушки Европы – от Португалии до Латвии. Зато «такая деталь, как красная шапочка, появилась впервые только в сказке Перро, ее придумал Перро-отец» (ага, знаем,  мясом наружу…). Отсюда же мы узнаем, что у Синей Бороды был вполне реальный прототип – сподвижник Жанны д’Арк Жиль де Рец, и самую прикольную деталь — туфельки на Золушке были отнюдь не хрустальные, а просто отороченные мехом. Ясен пончик, здесь налицо расслабленность переводчика во  время работы с текстом. Хотя мог элементарно и наборщик тупонуть. Слова «vair» (оторочка из меха белки или горностая) и «verre» (стекло). Сходство есть… И что имеем на выходе? Сакральный символ всех советских Золушек «хрустальные туфельки» — результат грамматической ошибки. Авторское название сказки «Cendrillon ou La Petite Pantoufle de vair». Pantoufle —туфля не бальная, а банальный тапок. Ни какой романтики, блин…

 Оригинально смотрятся места с психоаналитической трактовкой каждой сказки. Так, «…в сказке «Золушка», согласно психоанализу, находят проявление следующие мотивы: соперничество детей из-за родительской любви… раздвоение образа матери… утрата женственности… Хрустальные туфельки, сквозь которые видно ступни, они жмут ноги – это символ девственности, которая тяготит; потеря такой туфельки – сексуальный призыв, сама туфелька – символ вагины, а множество примеряющих – претенденты».  Мне понравилось. Именно так я в детстве под одеялом и думал! Центровая же идея, отражающая мега-замысел всего сборника, выражена в следующем пассаже: «Настоящие тексты сказок Перро куда более жестоки, чем их леденцовые двойники, с которыми мы познакомились в детстве. В них – кровь, слезы, голод, каннибализм, секс, трупы».

 Очень поучительным является момент, что в авторском варианте туповатую Шапку и ее бабку никто не спасает – никаких охотников ex machine не задумано. Причем заключительный диалог Волк и девочка ведут, лежа в одной постели. Возможно, после всего, даже курят и выпивают. Но об этом автор уже умалчивает, к сожалению…

 Хроническая непруха Спящей красавицы не заканчиваются свадьбой: более двух лет принц скрывает свой брак, а его мать оказывается людоедкой, охочей до внуков, приготовленных под соусом «робер». Мальчик-с-пальчик после победы над Людоедом будет зарабатывать доставкой писем от дам их любовникам, и хотя «нашлось также несколько жен, которые поручали ему относить письма к своим мужьям, но платили они так плохо и было от них так мало проку, что этот заработок он ни во что не ставил».

 Впрочем, прочтение самих сказок a la naturel также доставит зрелому читателю, наделённому здоровым цинизмом немало удовольствия. Чёрный юмор там на пятёрочку. Типа: «наследство делили недолго – не звали ни нотариуса, ни адвоката: те быстро бы съели все их скудное наследство». Особенно радуют бытовые реалистичные подробности, как то, что король давал Коту в сапогах на водку. Кроме того, обнаруживается, что вместе с мелочами быта, деталями мотивировок и поведения и оттенками душевных движений к сказкам, ставшим священными идолами детской классики, возвращается реальная  жизнь со всеми её «прелестями». В авторском, более жестоком, но и более правдивом, варианте взрослому, как и ребенку, тоже найдется место для самоопределения. Проблемы, которые, скорее всего, похерит ребенок – обустройство семьи, экономика брака, взаимоотношения мужей и жен, любовь и признание собственных детей – в этом прочтении будут отчётливо видны. И возможно невзначай мы заметим, что детские сказки не такие уж детские. И что их тоже интересно читать! И не просто читать, а читать вдумчиво. И снова читать – уже своим детям. Пусть не все из них поймут мораль в стихах Перро-отца с пометкой «мораль» и «еще мораль» – до некоторых строк, таких как:

«Опасно детям слушать злых людей,

 Особенно ж девицам

 И стройным, и прекраснолицым…

 Но кто ж не ведает и как не взять нам в толк,

 Что всех волков опасней льстивый волк»

еще полагается по любому дорасти… Повзрослеть. Но сказки старика Перро и живут так долго, и будут жить дальше, потому, что каждый шкет и великовозрастный лоботряс, не важно, может найти в них свое.

 Это и есть гений автора, если кто не понял.

 Читайте сказки, камраден! В оригинале, и в любом возрасте, ибо подрасти и поумнеть не поздно ни когда…

 ЗЫ. На сладкое обязательно посмотрите потрясающие иллюстрации Гюства Доре к сказкам Перро  

Оксана Робски vs. Фёдор Достоевский. 5:0

 Есть такой хороший и полезный сайт. Библиотека Альдебаран называется. Думаю, многие его знают и посещают. Сам с незапамятных времён ним пользуюсь и всем искренне рекомендую. Даже не смотря на то, что в последнее время на ресурсе значительно уменьшилось количество книг доступных к свободному скачиванию…  

 Так вот, там есть такая фишка,  что к каждому произведению, размещённому в библиотеке читатели могут оставлять свои комментарии. Делиться впечатлениями, рецензировать. Сам там время от времени пишу. На днях камрад поделился ссылочкой на одну рецензию к одному весьма известному произведению, одного начинающего автора.  

 Достоевский его фамилия, может слыхали? Фёдор Михайлович. А креатив называется «Униженные и оскорблённые».

 Одна незамутнённая особа делится впечатлениями после прочтения креатива афтара.  

 Я в ауте был, как прочитал. Как говорят некоторые товарищи «патсталом!» Сначала думал, что умелая стилизация. Прикол. Не, не фига подобного. Экспертная оценка показала  — реальный коммент реального человека. Именно так это выглядит, когда человек из кожи вон лезет  — хочет казаться грамотным. Перед самим собой в первую очередь. 

 Наслаждайтесь!

 «Гость: Не представился
Ну, неплохо так. Я правда даже до середины не добролась, все таки Громыко пишет получше. А Робски — вообще класс. Но я понимаю, что есть такие люди у которых много лишнего времени (например, прислуги много или на фитнес человек не ходит) им эта книга понравиться.
07.06.2006 21:19»

Брюс Стерлинг на линии

Камрадам моего, а также поколения постарше, имя Брюс Стерлинг говорит очень даже много. Брюс Стерлинг больше известен как автор "Схизматрицы", "Машины Различий" и "Розы Паучихи", писатель-футуролог, один из отцов-основателей киберпанка и паропанка. Ну а для тех, кто в теме позже — это визионер в области современного дизайна и социальных технологий, автор популярного блога в журнале Wired. В начале года на сайте Well.com прошла интернет-конференция со Стерлингом, посвященная "состоянию мира" и возможным путям выхода из кризиса. Вашему вниманию предлагается перевод наиболее интересных постов Брюса. Очень и очень прохаваный дядька. Во всех областях. Настоятельно рекомендую к прочтению. Хоть и много буков, но оно того стоит…

# # # #

А нам обязательно говорить об экономике в этом году? Мне вот интересно, не может ли какое-нибудь другое событие затмить историю про кризис? Может, маленькая ядерная война? Индо-пакистанская ядерная перестрелка, наверное, могла бы стать "последней страницей" финансового кризиса.

Я всегда знал, что пузырь "войны с терроризмом" лопнет. И он лопнул. Никто по нему не плачет. Даже похорон не проводили. Понятно было, что это должно смениться на нечто новое, более пугающее, чем террор-Террор-ТЕРРОР. И я долго думал, какая же ужасная страшилка должна быть следующей.

Сейчас я знаю. Добро пожаловать в 2009 год! И теперь я гадаю про другое: какое еще новшество могло бы отвлечь нас от рыданий о проблемах ликвидности. Знаете, что особенно удивительно в этом кризисе? МЫ САМИ ЕГО СОЗДАЛИ. Валюта, деньги, финансы — это все общественные изобретения. Когда встает солнце, оно освещает тот же самый ландшафт, все атомы на месте. И вроде нет безжалостных врагов, которые мечтают взорвать самих себя, чтобы залить кровью наши ботинки. Или нет, погодите. Они есть. Ну, необязательно говорить про тающие полярные шапки… Нет, погодите. Полярные шапки в натуре тают… Начну-ка я с другого конца.

# # # #

Я человек артистического склада, и потому никогда не парился делать что-либо "финансово-разумое" в своей жизни. В прошлом году я впервые искренне пожалел ответственных людей, живущих "правильной" жизнью. Они вдруг ощутили ту же ненадежность своего мира, что и творческие люди — но только без тех радостей, которые десятилетиями получают простые "прожигатели жизни".

Речь о людях, которые подчинялись законам общества, и на них до сих пор давит это ярмо. Меня печалит такая несправедливость. Я ведь никогда не имел ничего против этой буржуазии с чистыми носами, которая жила по правилам. Ну конечно, я над ними прикалывался, но никогда не желал им зла. Я вовсе не планировал поднимать черный флаг и резать им горло только потому, что они — потребители.

Я даже банкирам соболезную. Семнадцать процентов Америки работает в финансовых сервисах. У меня есть друзья и родственники, которые там работают. Сам я легко бросаюсь с головой в водовороты жизни, поскольку я — дилетант, которому быстро становится скучно. Но блин, банкиры должны быть уверенной армией в коричневых ботинках, без всякого юмора! Они не должны просыпаться в спальном мешке и есть "завтрак туриста".

Если их образом жизни до кризиса не стала "привычка к враждебности", она вполне может стать такой теперь, ибо появились серьезные причины. Их унижение при наблюдении того, как падает Могучий Доллар, оказавшийся куклой из папье-маше. Словно кто-то сжег их церковь.

Будет еще много всяких унизительных неприятностей для таких людей, неспособных посмеяться над собой. Нигде теперь не безопасно, даже в офисе небоскреба с зеркальными окнами.

Мне бы хотелось как-то облегчить им жизнь, но поскольку я тоже живу на этой планете с нешуточным, реальным экономическим кризисом… Не знаю, помогает ли чтение Дмитрия Орлова почувствовать себя уверенней? Мне нравится, что пишет этот парень, но мрачные пророки Апокалипсиса едва ли могут дать людям что-то хорошее. Последнее, что я слышал про Орлова — он с этим завязал и теперь живет на яхте.

# # # #

Американцы — а ведь Орлов теперь американец, он слишком расслабленный и веселый, чтобы быть русским — любят представлять, что Америка возглавила кризис. Если бы мы не были Сверкающим Городом на Холме, нам бы пришлось стать по крайней мере Гниющими Развалинами на Холме.

И люди со свободными деньгами все еще верят, что мы по-любому на Холме. Вот почему вся свободная валюта переводится в казначейские облигации. Даже если вы покупаете Китай, вы все равно покупаете американские казначейские билеты. Япония устарела и у нее нет шансов… Богатые европейцы не воспринимают Европу всерьез. Они боятся, что она станет настоящей империей вместо игрушечного рыночного блока, поэтому они прячут свою наличность подальше от своей юрисдикции…

Что вам еще остается, если у вас есть лишние 50 миллиардов? Бразилия? Россия? Индия, что ли? Какой богатый человек будет хранить деньги в Индии? Да только сумасшедший. Покупать нефть? Она вся залита кровью и цены скачут туда-сюда.

Что остается американцам? Глобальное богатство виснет у них на шее, как пьяница на столбе. Когда в России случился кризис, все богатые русские перевели бабки на Кипр или в Швейцарию. А у американцев нет оффшоров для спасения своих денег. Они могут оффшорить свою рабочую силу, это легко — но деньги? Если американский доллар лопнет, финансовая индустрия покажет "синий экран смерти".

# # # #

Кажется, эти посты рисуют новогоднюю картину несколько мрачней, чем на самом деле. Пожалуй, я лучше подниму тему "самообеспечения" и "устойчивых городов" ("resilient cities"). Я заметил, что Джонн Робб (John Robb), один из моих любимых мрачных пророков, сформировал некий альянс Новых Урбанистов вместе с Джеймсом Ховардом Кунстлером (James Howard Kunstler), другим моим любимым предсказателем апокалипсисов. Если вы не читали этих парней, вы сначала прогуляйтесь по улице, прежде чем искать их имена в Гугле — а то у вас сердце остановится.

Короче, после нескольких мрачных лет наблюдения за тем, как Буш и его приспешники разрушают Республику, Кунстлер и Робб не на шутку увлеклись американским локализмом — "устойчивым" локализмом. Кунстлер представляет эдакую Америку маленьких городов, в духе Генри Торо — простые добровольные объединения любителей местных продуктов, проводящих время в… ну не знаю, наверное, в хоровом пении. Кунстлер вроде как подсел на пение. В то же время Робб, с его армейским прошлым, выступает за более закрытые сообщества, с собственными "силами быстрого реагирования" и так далее.

Понятно, что ни одно из этих американских пророчеств не похоже на то, что случилось в России. Как точно подмечает Орлов, во время русского кризиса, если ты занимался сельским хозяйством в маленьком городке — ты погиб. В этой ситуации преимущества были только у жуликов, и именно они продержались в кризис.

Так что Россия не является хорошей моделью для "локальной устойчивости". Мне кажется, такой моделью могла бы быть Италия. Вся 150-летняя история Италии как единого государства показывает разрушительный Буше-подобный уровень национальной некомпетентности. Однако до этого Италия состояла из государств-городов или просто городов. Флоренция, Милан, Генуя, Венеция, Рим. Хорошо управляемые, сильные города. Прекрасные города с изобретательными гениями. Если вы — фанат урбанизма, вам стоит рассматривать итальянские города эпохи Ренессанса среди главных достижений урбанистической культуры.

И города, как мне кажется, во многих случаях гораздо лучше отвечают на глобализацию, чем нации-государства. Когда население городов глобализируется, когда это становится всемирным рынком, и если город при этом может сохранить свой локальный порядок — он процветает. Лондон, Париж, Нью-Йорк, Торонто, они никогда еще не были настолько многоязычными и интернациональными.

В моей футуристической книге "Завтра сейчас" ("Tomorrow Now") я уже высказывал предположение, что новый пост-национальный порядок может вырасти именно в городах. Города как лаборатории пост-западного общества.

Однако не стоит забывать о негативных сторонах… Давайте пока просто предскажем, что в 2009 году мы увидим множество новых феноменов современного урбанизма. Цифровые города. Города для Пользователей. Софт для городов. Огугленные города. Города на "зеленой энергетике". Города с развитыми сервисами локализации. Городские кооперативы. "Неформальные поселения". "Архитектурная фантастика". Руины всего неустойчивого как новая строительная площадка.

У нас новый президент из Чикаго, который c большим преимуществом победил в еврейских гетто и латиноамериканских кварталах. Это кое-что должно означать.

В общем, я сомневаюсь, что к следующему Рождеству мы все станем "зелеными" зажиточными крестьянами с левацким уклоном. Но мы точно не будем больными людоедами, глодающими кости друг друга.

# # # #

Мобильный банкинг сейчас активно осваивают жители Третьего Мира, которые вообще не видели банков в своей жизни — люди, забытые классической банковской системой. Им так нужны деньги, что даже грабительские мобильные инструменты им нравятся.

Есть два вида бедных в этом мире: люди, которые по сути своей неспособны производить ценности для других, и люди, которым НЕ ДАЮТ зарабатывать деньги — с помощью некой системы насилия, которая не удовлетворяет их интересам. Не надо быть марксистом, чтобы понять: именно второй случай является главной проблемой в наши дни.

Закрывающиеся сейчас банки разоряют честных, работящих, способных людей. Но дело не в том, что мы создали супер-сложную систему кредитов, и было бы лучше вернуться к простоте Золотого Стандарта. Нет, это экстремистская глупость. Деньги всегда были социальным изобретением. Они никогда не были простыми и естественными. С деньгами всегда есть победители и проигравшие.

Главная же проблема с бумом мобильных банковских систем, процветающих в странах типа Кении — в том, что это скрытые операции. Если бы местные власти обнаружили, что Простые Люди таким образом зарабатывают, они бы приехали на своих мерседесах, чтобы перестрелять этих людей. Улучшение мира через скрытные технологии всегда имеет свои пределы.

То же самое происходит с американцами, которые пытаются восстать против финансовой системы Wall Street. У них нет никакой свободной зоны, никакой альтернативной территории. Это все равно как спорить с аттракционом "кривых зеркал", потому что в них ты выглядишь толстым и глупым.

# # # #

Я согласен, что паника иррацональна. Есть много серьезных, реальных проблем, которые остаются нерешенными долгие годы. Они не привели напрямую к денежному кризису, но слепое игнорирование этих проблем создало атмосферу кризиса.

Война в Ираке была бездумной авантюрой, которая поссорила международное сообщество. И чем кончилось? Такая "война с террором" оказалась провалом — теперь в моде террор "без определенного места жительства".

Огромные изменения в демографии тоже остаются нерешенной проблемой. Почему победители Второй мировой войны до сих пор составляют Совет Безопасности? Какую реальную безопасность они обеспечивают современным людям?

Население планеты стареет. Современная Италия выглядит как город пенсионеров во Флориде. И это касается не только богатых белых, которые забыли завести детей — Мехико тоже стареет, и в Китае теперь множество семей с по одним ребенком. При этом у нас нет средств для поддержки такого "всемирного пенсионерства". Невозможно позволить девяностолетним рантье богатеть, в то время как молодые не могут поступить в колледж.

Дальше, энергия. Я не нефтянник, но и так понятно, что турбулентность в ценах на энергию вредит людям. Какой дальновидный человек будет инвестировать, планировать и строить в такой обстановке?

Последнее, и самое медленное, и самое худшее — это климат. Атмосфера планеты загажена. Практически все, что мы производим в нашей цивилизации, основано на сжигании всякой отравы. Это проблема огромная и затрагивает всех, даже если вы поселились в зеленой отгороженной Утопии, где каждый сосед — выпускник MIT.

Коммунизм, капитализм, социализм, да что угодно — у нас до сих пор не было ни одной экономической системы, которая бы учитывала, что мы живем на живой планете. Планктон и джунгли создают воздух, которым мы дышим — но для них нет места в нашей бухгалтерии. Местные государственные запреты не помогают. Новый глобальный закон такого рода был бы столь же желанным, как новая глобальная религия.

Но все это не должно быть поводом для отчаяния. Серьезно. Мы не должны отчаиваться, потому что в любом реальном кризисе пессимисты умирают первыми. Так что сказанное выше — просто честное признание наших ставок, сделанное для взрослых игроков.

# # # #

Джон спрашивает, какие хайтековские штуки интересуют меня в этом сезоне. Мне все еще интересны "сетевые колхозы" ("networked commons" можно перевести как "сетевая коллективная собственность"). То есть общественные инновации, с помощью которых становятся возможны другие общественные достижения.

Если классические рынки не работают, и централизованное распределение тоже не работает, значит, локальный "общак" будет иметь гораздо больше смысла для многих людей. Теперь им будет будет легче воевать с вампирскими ордами коммерческих интернет-лицемеров, которые стараются монетизировать все на свете, огораживают все колючей проволокой и верят, что такое положение вещей будет вечным. Но их модель уже лопнула. Почему бы не попробовать что-то, не привязанное к рухнувшей денежной системе?

"Производство среди себе подобных на основе коллективной собственности". Это открывает новые возможности для современной мысли и действия. Это дает новые варианты выживания в наше нелегкое время.

Меня очень впечатляет, что молодые люди, мои студенты, новички в Интернете, даже не догадываются, насколько современные "цифровые колхозы" отличаются от более ранних способов организации. Google, Wikipedia, Craigslist, даже Facebook — молодежь просто уверена, что именно так работает мир. Это вроде как сказать "смотрите, все идут туда!" людям, которые и так уже все находятся "там".

"Сетевой колхоз" дает выход из тупика мрачной солипсической автократии, к которой ведут хипповские поселения или города-государства "выживальцев". Если ты — Самоделкин с беспроводным Linux-нетбуком, ты уже не будешь жить как Робинзон Крузо. Тебе на помощь приходит многомиллионный коллектив других работников. Речь не идет об абстрактном "виртуальном сообществе". Скорее, это как огромный, анонимный и публичный водопровод. Если ты можешь получать чистую воду бесплатно, зачем покупать воду в бутылках, которую торговцы везут самолетами с острова Фиджи?

До недавнего времени эти колхозные идеи выглядели как хобби для гиков. И до сих пор это не стало мейнстримом. Да наверное и никогда вообще у этого движения не будет коммерческой привлекательности. Однако оно становится более привлекательным для общества. Работает лучше, выглядит лучше, расширяет функционал и сферы применения. Движение уже покинуло гиковское гетто. Нормальные люди уже не извиняются перед своими боссами за использование продуктов с открытым кодом, или за то, что нашли какие-то вещи в "ненадежном" Интернете.

Особенно мне интересны сейчас "железячные" колхозы и коллективные пособия (instructables), весь этот тренд "самоделкиных". Интересны не только устройства, которые они придумывают, но и то, как сама инфрастуктура дизайна и производства взламывается, а затем собирается вновь с другими компонентами.

"Дизайн на основе пользовательского опыта". Бог ты мой, да что в этом мире не является "дизайном на основе пользовательского опыта"? Вроде бы самая очевидная вещь на свете, но в изложении этих парней оно звучит как настоящее откровение.

Мне любопытно, можно ли создать город на основе такого "колхозного подхода". Уличные фонари, парковочные счетчики — у всех устройств есть свои API. Можно точно так же хакнуть систему канализации, пересмотреть правила строительства зданий… Будет ли это грязная хипповская дыра типа Христиании, или может получиться нечто изысканное и продвинутое, как гугловский кампус?

Представьте, что вы нашли мертвое поселение в духе Кунстлера, эдакий заброшенный гипермаркет, купили его за копейки и превратили в город Открытокодск, где любой объект или сервис творчески "коллективизированы". Будет ли это рай, ад — или то же самое, что у нас есть сейчас, только другое?

# # # #

Как создать колхоз, в котором "грамотный личный интерес" был бы существенным фактором? Наверное, надо сделать так, чтобы эта среда была удобнее для человека, чем деревянные башмаки времен Диккенса.

Или может быть, надо отменить тот порядок, при котором нас заставляют быть "потребителями". Мне кажется, правильное слово, которое ищет Джон Робб — это старый термин "гражданин". Ведь когда-то участие в общественных мероприятиях считалось "долгом", а уход в армию — "службой обществу". Это не было местом для получения личной выгоды.

И сразу становится интересно, как выглядел бы мир, если бы те члены общества, что заняты созданием коллективных ресурсов, были как-то ярко выделены, публично обласканы. Ну типа, тебе дают медаль. Люди с почтением встают, когда ты входишь в автобус. У тебя воротничок как у священника. Репутационные бонусы (whuffie) льются из тебя как манна небесная, и над головой твоей сверкает нимб. Светофоры дают твоей тачке "зеленую улицу". Ты получаешь пиццу бесплатно.

Реализовать все это легче, чем кажется на первый взгляд.

Конечно, люди любят шоппинг. Но "потребительство" звучит как нечто из пятидесятых. Я знаю не так много гурманов, которые действительно обожают "потреблять" купленные вещи, или буквально "обжираются" какими-то продуктами. Люди любят другое — комфорт, самоценность и статус в обществе, они любят роскошь и обслуживание. Немногим из нас требуется вагон пончиков.

Сам я несколько десятков лет был "потребителем компьютеров" — следил на прессой, освещающей этот рынок, и регулярно покупал компы. Но теперь даже не знаю… Если 300-долларовый ноутбук со свободным софтом позволит мне делать всю мою работу, то возможно, в 2009 году я просто "исчезну с радара" этого рынка. Я все еще довольно много стучу по клаве, но как финансовая единица, поддерживающая компьютерную индустрию, я могу легко раствориться в облаках.

# # # #

Я не говорю, что культура "самоделкиных" (DIY) обеспечит массовый продукт. В своей повседневной жизни я использую несколько "дизайнерских" штуковин. Больше, чем использовал раньше. Но они конечно не могут заменить промышленные товары для всего страждущего населения планеты. Не в этом году, точно.

Однако вот что меня поражает. "Международные компании", отвечающие за производство массовых продуктов, тоже не "делают их сами"! Они не создают дизайн, не производят и не распространяют. Их роль свелась к некому "базовому обеспечению", к фантомам типа "биржевой стоимости акций" и прочим финансовым фокусам. Или может, к подкупу Республиканской партии. Не кажется ли это серьезным отрывом от реальности в 2009 году?

"Личность против Большой Корпорации" — это устаревшая тема. То, что происходит сейчас, больше похоже на борьбу некоммерческих сетевых групп единомышленников против банды сговорившихся спекулянтов. Две армии спецов, и обе глобализуются: сообщества — через Сеть, а корпорации — через оффшоры.

У корпораций есть наличные, и они могут покупать государственную власть — но это ослабляет сами государства. Поскольку корпорации используют национальные валюты, они просто подпиливают собственные ноги.

Трудно сказать, какая из противоборствующих сторон сильнее. Но финансовая система в коллапсе, а Linux — нет. Так что возможно, расклад сил меняется.

Повседневная реальность вообще меняется. General Motors разваливается, как карточный домик. Исчезают газеты. Банды террористов одерживают победу над крупнейшими государственными армиями. Негр стал президентом США. Десять месяцев назад нефтяные короли вроде Путина и Чавеса собирались подчинить себе весь мир, а сегодня они сидят у разбитого корыта.

Нам нужно мыслить по-новому, если хочется понять, что происходит.